А.В.Степанов
Новгородское региональное отделение общероссийской общественной организации "Конфедерация подводной деятельности России" - "Новгородская областная федерация подводной деятельности" ЗАО "ИСКАТЕЛЬ"


     Река Волхов известна, как часть судоходных средневековых магистралей связывающих Балтику с Каспийским бассейном - "Великого Волжского пути" и с Черноморско-Средиземноморским - "пути из Варяг в Греки". Великий Новгород образовался недалеко от истока реки Волхов из озера Ильмень в результате слияния расположенных на разных берегах трех поселений, в дальнейшем именуемых "концами", районами города. Они известны как Славенский - на правом берегу Волхова, напротив современного Детинца, Неревский - на левом берегу реки к северу и северо-западу от Детинца, а к юго-западу от Детинца - Людин. В летописях Новгород упоминается впервые под 859 г. (1) 
   Город изначально расположенный на обоих берегах реки не мог обходиться без важнейшего средства коммуникаций - моста. Мост был велик для своего времени по своим размерам и значению в жизни города. Среди других древнерусских мостов - в основном, наплавных, как первый мост в Москве, описанный при визите Павла Алеппского, - он выделялся как продолжительностью своего существования, так и тем, что был постоянным сооружением, функционировавшим круглогодично. Первый постоянный мост через Москву-реку появился лишь во второй половине XVII века. (2)
     Мост выполнял массу дополнительных функций свойственных средневековым мостам во всей Европе. На нем велась торговля, исполнялись смертные приговоры, сбрасыванием с него осужденных, совершали богослужения, происходили конфликты между концами древнего города.
     Самое раннее летописное упоминание моста в Новгороде приходится на 988 год при описании свержения идола Перуна: "И вринуша его в Волховъ. Он же пловя сквозе великы мостъ, верже и палицу свою и рече: "На семъ мя поминаютъ новогородскыя дети". Ею же и ныне безумнии, убивающеся утеху творять бесом. И заповеди никому же нигде не переяти его". (3) С. В. Алексеев приводит интересный текст В.Н. Татищева из переписанной Иоакимовской летописи "И егда приидохом, они, разметавше мост великий, изыдоша со оружием, и асче Добрыня пресчением и лагодными словы увесчевая их, обаче они ни слышати хотяху и вывесше 2 самострела великие со множеством камения, поставиша на мосту, яко на сусчия враги своя." (4) Но в заслуживающих доверия записях НПЛ встречаем мост в 1133 году: ":обновиша мост черес Волхов рушивше : ". Где второе упоминание о строительстве нового моста в НПЛ встречается уже через 11 лет 1144 года: "Делаша мост весь чрес Волхово, по стороне ветхаго, нов весь ...", а позже встречается множество записей о катаклизмах "дождеве велице", "выломи ледом", "огнь заял", "сгоре всь по воду", в результате которых приходилось перестраивать "городни" или строить "всь нов".(6)



     Городней принято считать мостовые опоры ряжевого типа - срубы, имеющие пол, укрепленные внутренними перегородками и устанавливаемые на дно водоема путем заполнения их полости камнем. Поздние и технические планы XVII-XIX веков показывают, что городни моста имели пяти - или шестигранную форму (с водорезом с одной стороны или с обеих). А характерные пересечения косых линий на иконах и миниатюрах, изображающих городни моста, - это, считалось, передача иконописцами остроугольного сруба в аксонометрии. (См. Рис 1.)      Согласно текста Книга записи контрактов заключенных между казенной палатой и купечеством (9) и чертежей 1808 г. (7) очевидно, что конструкция опор в XVIII в была свайно-ряжевая, пятиугольная в плане. Свайные основания опоры скреплены с помощью поставленного выше меженного уровня воды верхнего строения - сруба, разделенного на горизонтальные и вертикальные секции, утяжеленного каменной забутовкой на двух промежуточных перекрытиях ("мостах") находящихся выше меженного уровня реки. "на те сваи поверху вокруг насадить насадки а через огородни и насадки класть подлежные бревна : а сверх оных перепускных бревен укреплять коренные мостовые лежни : внутри каждой огородни зделать два бревенчатых моста один внизу а другой вверху и на оные накласть в каждую огородню дикого камня по 3 куб. сажени".
     Очевидно, также, что благодаря подобной конструкции мост длительное время не менял своего положения, даже после пожара в 1782 году сваи не имеющие видимых повреждений использовались вторично, а негодные выдергивались - "на згоревших 9 городнях всякие леса и мусор очистить и згоревшие же сваи в разных местах где приказано будет вынуть : вбить ззаде через копер в каждую по десяти свай и насадить вокруг на старые и на новые сваи посадки."

     Но конструкция средневековых мостов остается неизвестной Сруб или ряж, или же на миниатюрах и иконах рисовали реальную ферменную конструкцию опор (См. Рис 1.).
     Великий мост оставался деревянным вплоть до 1824 года, и по плану 1808 года длина его составляет 170 саженей, то есть около 350 м. Многочисленные схемы и планы Новгорода XVII-XIX веков отображают на исследуемом участке реки т.н. "кривой мост", соединяющий Пречистинскую башню кремля на софийской стороне со Славной улицей на торговой. Источники указывают на нахождение на этом месте моста, изогнутого в плане, с 1611 по 1830 гг. (10) Считается, что мост всегда имел ломаную форму в плане - с поворотом под тупым углом в середине его из-за характеристик течения в этом месте и из-за того, что шел как бы наискосок через реку, от Детинца на Торг. (2) На планах 1775 и 1808 годов хорошо видна "острая городня", упоминающаяся еще в памятнике русского права XIII в Уставе "о мостех". (11) Если речь идет именно об опоре, которая выступала из-за изгиба моста, если у средневекового моста был такой же изгиб как у деревянных мостов XVII-XIX веков.
     Точное расположение более ранних мостов не известно, но упоминания в летописи о многочисленных катаклизмах разрушающих мост говорит о том, что его часто перестраивали, в связи, с чем положение моста в плане не было постоянным.
     В 2005 году О.В.Хархордин (Санкт-Петербург) возглавил научную программу, финансируемую Международной Ассоциацией сотрудничества с учеными из Содружества независимых государств (СНГ) - INTAS (The International Association for the Promotion of Co-operation with Scientists from the New Independent States (NIS) of the Former Soviet Union) - "МОСТЫ КАК RES PUBLICA И ИХ ЗНАЧЕНИЕ ДЛЯ РЕФОРМИРОВАНИЯ САМОУПРАВЛЕНИЯ В ЗАПАДНОЙ И ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЕ". Одной из задач проекта являлся поиск остатков средневекового моста в Великом Новгороде, выявление его места нахождения, конструктивных и функциональных особенностей.
     Программа исследований включала в себя:
- предварительные исследования гидрологических и геологических характеристик участка реки Волхов в районе исследований;
- исследование дна р.Волхов в районе ныне действующего пешеходного моста дистанционными методами;
- выбор наиболее многообещающих участков дна и их водолазное обследование;
- разработка разведывательных шурфов, для поисков остатков моста на дне реки Волхов.
     Участок подводных исследований определен выше по течению реки Волхов от нынешнего пешеходного моста на центральную часть русла реки между водяных воротами кремля и северным углом аркады гостиного двора, там, где находились поздние "кривые" деревянные мосты. Ширина реки в месте работ составляет порядка 200 м (меняется в зависимости от уровня воды). Абсолютная отметка проектного уровня 17.00 м. Максимальный подъем уровня воды в реке в паводок может достигать восьми метров. Скорость течения достигает до 5 - 7 км/час (до 1,3 - 1,7 м/сек). Прозрачность воды в большее время года не превышает 0,1 м, увеличиваясь лишь в зимнюю межень, до начала паводка до 0,7 м. В столь сложных гидрологических условиях подводные археологические исследования в России еще не проводились. В зимний период Волхов в районе Великого Новгорода замерзает только при температуре воздуха ниже - 15° - 20°, в остальном температурном диапазоне от истока из оз.Ильмень и до Великого Новгорода река остается свободной ото льда. Отсутствие устойчивого ледового покрова в зимний период в Новгороде и послужило стимулом к строительству постоянного моста новгородцами. За период работ глубина менялась от 8 до 4 метров, скорость течения от 1,5 до 0,5 м/с, видимость от 0,0 до 0,7 м.
     Гидроакустическая съемка - гидролокатором бокового обзора проводилась с целью выявить визуально формы рельефа могущими быть остатками конструкций деревянного моста. Снималась площадь около 40000 м². Съемка проводилась с борта катера "Аквилон" гидролокатором бокового обзора СM2 (C-Max). Рабочая частота съемки 780 кГц, ширина сканирования 25 м, расстояние между галсами - 15 м.
     В результате получено гидроакустическое изображение - сонограмма дна реки Волхов на исследуемом участке.
     При рассмотрении изображения поверхности дна на изучаемом участке, заметно, что дно реку пересекают две структуры явно техногенного происхождения, которые в целом занимают около 2 гектаров (20000 м²).
     Нижняя по течению (северная) структура вытянута вдоль оси существующего пешеходного моста и достигает в ширину до 30 метров. Вероятно, состоит из четырех элементов (положительных форм рельефа дна) с центрами в 25 - 30 м друг от друга.
     Верхняя (южная) структура находится в 40 - 60 метрах от оси нижней и занимает в ширину до 30 метров. Вытянутые поперек реки четыре линейные формы, вероятно, представляют собой трубопроводы, значительное количество бревен и камней, говорят о том, что при прокладке трубопроводов были вскрыты находящиеся в грунте деревянные конструкции. Отдельные холмы и кольцевые структуры из камня и дерева позволили предположить, что остались не разрушенные основания элементов гидротехнических сооружений. Из них выделены две структуры на наш взгляд наиболее перспективные, которые условно названы "Городня №6" и "Городня №7". (См. Рис 2.)


     Батиметрия. Проводилась с целью выявить положительные формы рельефа дна. В результате получен батиметрический план дна реки Волхов на исследуемом участке.
     При совмещении гидроакустического изображения поверхности дна на изучаемом участке с батиметрическим планом, заметно, что видимые на сонограмме возвышения уровня дна совпадают с положительными формами рельефа по результатам промеров. Радиозондирование дна проводилось георадаром "Лоза" с целью выявления остатков опор деревянных мостов погребенных речными наносами.
     Полученное изображение показало наличие на исследуемом участке дна погребенных структур.

     Так как подобного рода исследования на дне реки Волхов проводились впервые, подводные работы решено было разделить на два периода и несколько этапов. Пауза, после выполнения очередного этапа, отводилась на осмысливание полученных результатов, изучение условий работы в разные гидрологические периоды, коррекцию известных методик исследований и разработку новых.
Водолазные работы проводились в два периода (летний и зимний) и четыре этапа:
     1 этап - с 13 по 19 июня 2005 года.
     2 этап - с 18 по 22 июля 2005 года.
     3 этап - с 19 сентября по 1 октября 2005 года.
     4 этап - с 13 февраля по 26 марта 2006 года.
     В связи с тем, что стоящий на фарватере водолазный бот ограничивал судоходство и без того осложненное поворотом реки и сильным течением, в период навигации перед водолазными работами потребовались согласование работ с управлением Новгородского района водных путей и судоходства и радиоконтакт с проходящими мимо судами.
     Для надежной постановки над объектом водолазного бота, плавкраном технического участка Новгородского отделения Северо-западного управления водных путей сообщения, был установлен мертвый якорь со швартовой бочкой.
     Водолазные работы проводились в соответствие с Едиными правилами безопасности труда на водолазных работах и с общим сводом правил "Водолазные погружения в научных целях" (Scientific Diving: a general code of practice. UNESCO,1990)



     Водолазная станция укомплектованная квалифицированным персоналом из водолазов-исследователей, дополняемая инженерами-гидроакустиками, капитаном-механиком и матросом-мотористом, водолазным снаряжением и оборудованием, размещалась летом - на водолазном боте "Аквилон", а зимой - на плавучей водолазной площадке. Коммуникацию с берегом и зимой и летом осуществляла моторная лодка "Автобот".
     Гидрологические и погодные условия зимнего периода, в 2005-2006 году, несмотря на сложность организации водолазных работ, оказались наиболее благоприятными. Уровень воды и скорость течения были ниже, чем в летне-осенний период, а видимость выше. Водолазное обследование дна показало, что положительные формы рельефа с перепадом глубин до 1 м. условно названные "Городня № 6" и "Городня № 7", состоят из валунов, гравия, песка, вертикально стоящих эродированных оконечностей деревянных свай и горизонтально лежащих бревен.
Всего за период работ промыто три шурфа, общей площадью 51 м² сориентированных вдоль течения (ССВ-ЮЮЗ):
     - шурф № 1 - 18 м², разрезает северо-западную кромку структуры "Городня № 6",
     - шурф № 2 - 17 м², вскрывает грунт между "Городня № 6" и "Городня № 7",
     - шурф № 3 - 16 м², разрезает западную треть структуры "Городня № 7". (См. Рис 2. и 4.)


     В шурфах вскрыты замытые грунтом сваи и обломки деревянных конструкций из пластин (плах) соедененных крест-накрест с помощью врубок и дубовых нагелей. Большинство свай из хвойных пород, однако, под конец работ в шурфе № 3 выявлены дубовые сваи, погребенные под слоем грунта, насыщенного артефактами.
     Для составления планов сваи были маркированы металлическими бирками, затем были проведены замеры расстояния между сваями. Сделаны спилы свай для дендрохронологического и радиоуглеродного анализа.
Разбор валуна и смыв рыхлых песчаных отложений в шурфах мощность которого в шурфах №1 и №3 достигает 0,5 м а в шурфе №2 - 0,2 м, вскрыл супесчаный слой, включающий монеты 1701-1814 гг., фрагменты керамики, разнообразные предметы быта и ремесла, фрагменты костей животных. Слой имеет мощность до 0,4 м. Ниже вскрывается суглинистый слой с меньшим количеством антропогенных включений представленными в основном щепой, на поверхности слоя монетами XV века - пулами, темно-жженой керамикой, железными и бронзовыми изделиями.
     Самыми массовыми находками представлена продукция гончарного производства, обнаружено более 4,5 тысячи фрагментов керамической посуды. Ассортимент гончарной продукции достаточно широк: горшки, корчаги, кувшины, кумганы и фляги. Присутствует несколько вариантов орнамента и глиняные сосуды, поверхность которых благодаря лощению приобрела металлический блеск, поливная посуда. На днище одного горшка мастер в XIII веке оставил клеймо в виде четырехконечного креста в круге или ромбе. На некоторых горшках есть следы пригоревшей каши, что говорит о их использовании по назначению, а в некоторых следы золы с внутренней стороны, что в свою очередь свидетельствует об использовании их в качестве очагов на деревянном мосту или судне.


В единичном числе найдена медная миска, ложка и несколько фрагментов стеклянной посуды.
Найдены предметы, относящиеся к металлургическому ремеслу - крица, продукт добычи железа из руды. Так же был найден глиняный тигель для плавки цветных металлов. К массовой продукции ремесленников относятся сделанные из бронзы и меди булавки с шаровидными и витыми головкам, круглые пуговицы, многие виды металлических украшений характерных для средневекового наряда жителей Господина Великого Новгорода - бусинное височное кольцо, перстни, шумящая коньковидная привеска, подвески различной формы и привески-бубенчики, бронзовые нательные кресты и иконки. Некоторые изделия, такие как перстни, носят следы грубой обработки, что говорит об их принадлежности к полуфабрикатам, не дождавшимся окончательной доводки. Свинцовые пломбы и печати свидетельствуют о деловой жизни на мосту или на судах к нему пришвартованных.

    Самой массовой находкой инструмента являются топоры, что не удивительно. Найдено два долота с полыми втулками, в которые вставлялся деревянный обрубок, чтобы не разбивать верх долота при работе. Каменные оселки как большие для заточки топоров, так и небольшие для ножей. Найдено несколько ножей, с деревянными и костяными рукоятками. Находки замков (с XIII в.) и ключей, свидетельствуют о присутствии того, что приходилось запирать, лавок или сундуков. Самым массовым представителем монетных находок являются новгородские, тверские и псковские пулы XV-XVI в.в.(41 находка), монеты XVII - XVII в.в., представлены в значительно меньшем количестве.



     Интересны находки военного назначения: "буколь" - нижняя окантовка ножен меча, оружейный механизм "колесцового типа" XVI века, костяной кистень со свинцовым сердечником, каменная пуля от арбалета типа "баллистер", чугунное и каменное ядра небольшого диаметра (до 60 мм).
     На дне реки не могли не быть найдены рыболовецкие снасти - бронзовые крючки, свинцовые и каменные грузила, свинцовая блесна с железным сердечником.
     Изделия из кости - конек и рукояти ножей, "бабки", фрагменты кожаных изделий.
     Изделия из дерева - рукоять ножей, дубовые нагели, соединяющие мостовые конструкции, шпангоут лодки.


     Особенность работы водолаза на дне р. Волхов обусловлена двумя основными факторами:
     1. Высокая скорость течения. Учитывая, что плотность воды в 775 раз больше плотности воздуха, и обычно небольшую отрицательную плавучесть водолаза (вес водолаза в результате компенсации положительной плавучести утепляющей прослойки воздуха в гидрокомбинезоне отрицательной плавучестью свинцовых грузов) очень сильно ограничивает возможность преодоления течения и свободного перемещения по дну. Поэтому кроме грузового пояса, обычно достаточного для компенсации положительной плавучести гидро-теплоизолирующего снаряжения, имеющего вес около 10 - 14 кг, надевается нагрудный груз имеющий вес 16 кг и легководолазные боты весом 6 кг. С таким грузом в 36 кг водолаз все равно не может ходить в "полный рост", только с упором на руки и только лицом к течению.
     2. Ограниченная видимость. Водолаз не видит далее вытянутой руки (даже при условии искусственного освещения), а летом видимость падает до нуля. В таких условиях большая часть археологических находок, относительно крупных, обнаруживается на ощупь. Мелкие предметы обнаруживаются только благодаря тому, что водолазу приходится располагать лицо очень близко к поверхности грунта, тогда особенно заметны ярко блестящие в свете фонаря предметы из цветных металлов. Чтобы ориентироваться в конструкциях, таких как свайные основания, отдельные сваи маркируются алюминиевыми пронумерованными бирками и наносятся на схему. В случае потери водолазом ориентировки - он, назвав по телефонной связи номер ближайшей сваи, получает от руководителя работ информацию о необходимых ему, относительно течения, направлении, дистанции и попутных ориентирах. Также, для облегчения ориентирования водолаза в подобных условиях, применяется система веревок идущих от трапа к тяжелой балластине - спускового, и от балластины к объекту работы - ходового концов. Используя такую систему проводников, водолаз может передвигаться по дну, имея ориентиры - направление течения и ходовой конец.


      Для выявления погребенных речными наносами свай, а также для спилов свай с целью проведения дендрохронологической и радиоуглеродной экспертизы, было необходимо удалить грунт. Следовало добраться до участков бревна не подвернутых эрозии. Технология подводных экскавационных работ заключается в двух способах уборки грунта:
     1. Подъем грунта на поверхность воды с помощью пневмоэжектора, где его можно сортировать, обычно наиболее предпочтителен. Такой методикой пользовались подводные археологи в средиземноморье и других морских и озерных акваториях мира. Однако пневмоэжектор эффективно работает на глубинах свыше 10 метров. Подъем грунта гидроэжектором на поверхность оказался неэффективным, и в дальнейшем представляется нецелесообразным, так как его заборное отверстие (значительно меньшее, чем у пневмоэжектора) постоянно забивается раковинами, керамикой, гравием и щепой которые в изобилии насыщают грунт.
     2. Размыв грунта гидромонитором заключается в использовании направляемого потока воды перемещающего рыхлый грунт. Недостатком этого метода является сложность фиксации находок по большей части перемещаемых вместе с размываемым грунтом, усугубляемая низкой прозрачностью воды. Выработанная в процессе работ методика размыва грунта заключается в применении максимального давления при размыве верхнего слоя речного аллювия и каменисто-гравийных россыпей, чередующегося с просмотром конуса выноса на предмет вскрытых артефактов и дальнейшего размыва культурного слоя под минимальным давлением и фиксацией найденных предметов в нижних супесчаных и суглинистых слоях.
     Фиксация свай осуществлялась маркировкой алюминиевыми бирками на винтовом кольце с номером, ввинчиваемыми в торец сваи. Расстояния между сваями замерялись геодезической рулеткой.
     Извлечение свай из грунта производилось с помощью 1,5 тонной монтажной лебедки с блоком с разрыхлением грунта вдоль сваи гидромонитором.
     Спилы свай выполнялись ручной пилой - ножовкой с крупным зубом.
     В результате подводных археологических работ на дне реки Волхов установлено место нахождения опоры Великого моста XIV века.
     Исходя из полученных данных, свидетельств о том, что опоры моста были ряжевыми не выявлено. Нижних венцов ряжевого сруба обычно погребенных под валунами, высыпавшимися из разрушенного ряжа, в грунте под россыпями валуна не обнаружено. Исследованиями выявлены только сваи и предполагается два конструктивных варианта опор:
     1. Несомненно, что в 1782-1831, согласно текста и чертежей, опоры моста на этот период представляли расположенного на том же месте, где сейчас стоит пешеходный мост, на основании полученных дендрохронологическим собой свайно - ряжевую конструкцию. Ряды свай из хвойных пород, заваленные валуном и гравием из-за разрушения верхнего строения после строительства в 1831 году первого моста с каменными опорами, дендрохронологическим методом датировок относятся к последней четверти XVIII века (в основном -1782 год).
     2. Найденные дубовые сваи, датируемые радиоуглеродным методом второй половиной XIV века и большое кол-во обломков пластин соединяющихся дубовыми нагелями, две из которых датированы дендрохронологическим методом 1286 и 1354 годами. Обнаруженные в ходе раскопок дубовые сваи не завалены камнями, а перекрыты слоями наносного суглинистого и супесчаного грунта с включением артефактов датируемых монетными находками до 1814 года а уже выше слой валуна и гравия. Следовательно каменной засыпки не было вовсе, а жесткость свайной конструкции вероятно предавалась косыми пересекающимися связями из пластин (плах). Нарисовать такую конструкцию можно только пересекающимися линиями (см. Рис 1.).
     Значительное количество археологических находок подтверждает роль Великого моста в жизни средневекового Новгорода.
     Воодушевленная первыми успехами группа новгородских исследователей планирует продолжить работы на дне реки Волхов и озера Ильмень для прояснения темных пятен в нашей истории. Нас интересует средневековое судоходство и судостроение. И конечно когда был построен самый ранний Великий мост и каким все-таки он был?



1. Янин В.Л., Алешковский М.Х.. Происхождение Новгорода (к постановке проблемы). В кн.: История СССР, № 2. М.-Л., 1971.
2. Лариса Иванова-Веэн, Олег Хархордин, Новгород как res publica: мост к величию "Неприкосновенный запас" 2003, №4(30)
3. ПСРЛ. Т. 6. Вып. 1. М., 2000. Стб. 105 - 106.
4. Алексеев С. В. Источники Иоакимовской летописи.// Историческое обозрение. Вып. 3. М., 2002.
5. Татищев В. Н. История Российская. Ч. 1. М., 1994. С. 112 - 113, 398 (приведен текст по черновой рукописи Б).
6. Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. М., 1950.
7. Иванова Л.И. Деревянные мосты русского севера, XVIII-XX вв. Дисс. : канд. архитектуры. М.: МАРХИ, 1988. С. 14 и рис. 1.29.
8. Иванова-Веэн Л.И. Деревянные мосты русского севера // Архитектурное наследство. 1988. Т. 35. С. 35, 40.
9. (ГАНО, ф.528, оп.1, ед хр. 59, 1782 г.)
10. Планы Новгорода Великого 17-18 веков/В. Л. Янин; Рос. акад. наук, Отд-ние истории.-М.:Наука,1999.
11. Янин В.Л. Новгородские акты XII-XV вв. Хронологический комментарий. М., 1991.
12. "Водолазные погружения в научных целях", Scientific Diving: a general code of practice. UNESCO, 1990.
13. Andrzej Kola i Gerard Wilke, Mosty sprzed tysiqca lat, Torun 2000
14. Окороков А.В., Таскаев В.Н., Подводные раскопки памятников истории и культуры: Методические рекомендации, АН СССР, НИИ культуры - М.: 1989 г.
15. Окороков А.В., Таскаев В.Н., Подводная разведка памятников истории и культуры: Методические рекомендации, АН СССР, НИИ культуры - М.: 1988 г.
16. Archaeology Underwater, The NAS Guide to Principles and Practice Nautical Archaeology Society 1992.
17. Е.О.Патон, П.В.Рабцевич и К.К.Симинский, Деревянные мосты, Киев, 1915